..

Низшие степени золотых знаков – деньги, копейки.

Из работы И.Г. Спасского «Золотые» - воинские награды допетровской Руси.

Низшие степени золотых знаков почти до конца XVII в. составляют чеканившиеся обыкновенными монетными штемпелями, но из золота, копейка и денга. На первой находится изображение едущего вправо царя-всадника с опущенным копьем в руке, на второй такой же всадник, но с саблей в руке. «Копеечная» краткая надпись приведена выше; на денге она еще короче, так как слова «всея Руси» из нее исключены. До времени Федора Ивановича отчество царя в эти надписи также не входит. Под конем на многих копейках находится знак денежного двора — одна или несколько букв.

Золотая копейка 1610-1612 Владислав IV Сигизмундович. Золото. Вес 0,6 г.

Как мы видели, золотая денга в XVI в. и в первой половине XVII в. была наиболее массовым наградным знаком, так как в системе наград она соответствовала тем социальным слоям, которые составляли наиболее обширный контингент войска. В документах можно даже встретить чисто арифметическое счисление золотых денег в рублях. Однако и золотые копейки и денги сравнительно редки. В Эрмитаже имеются золотые копейки только московского чекана, начиная со времени Шуйского (мы имеем в виду только проколотые экземпляры), которых насчитывается шесть, Михаила Федоровича — четыре экз., Алексея Михайловича — десять.

Упомянутая выше переделка «меньших» копеек Михаила в «большие» делается понятной, когда мы обратимся к весу золотых. Три золотые копейки Михаила Федоровича и одиннадцать его денег в эрмитажной коллекции имеют вес старых «больших» копеек и денег (0,65— 0,66 г и 0,33—0,34 г) и являются «большими», тогда как «меньшие» это, быть может, не понравившиеся пробные копейки веса серебряных (0,47—0,50 г). Возможно, что большие золотые копейки некоторое время рассматривались с точки зрения метрологии угорского как его 1/5 часть. Но все десять золотых копеек Алексея Михайловича «меньшие»; вес их не превышает 0,47 г; вес же двух его денег составляет 0,31 и 0,20 г. Выше упомянута награда 1644 г. в три денги. Вероятно, это просто старая золотая копейка весом в 0,65— 0,68 г.

Михаил Федорович (1613-1645 гг.). Наградная денга. Золото. Вес 0,32 г.

Золотые денги имеются времени Грозного, — одна без имени в титуле, чеканенная около 1534 г, другие с царским титулом, следовательно, выпущенные не ранее 1547 г. Последних в Эрмитаже три с одинаковым знаком ДЕ под конем. Уникальная денга Годунова особенно замечательна, так как серебряные его денги неизвестны вовсе; проколотая денга Шуйского в коллекции только одна, Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, как указывалось, тринадцать и две.

Две низшие «степени» наград составляли покрытые позолотой самые обыкновенные серебряные денга и копейка. Через них вся система наград смыкалась с ходячей монетой, которая, как уже говорилось, после 1613 г. состояла главным образом из копеек. Ни в кладах монет, ни в коллекциях до нас не дошла ни одна серебряная денга Годунова, Лжедимитрия или Шуйского (золотые денги Годунова и Шуйского известны). Между тем мы видели, что в наградном деле в те годы серебряная позолоченная денга широко применялась. Поэтому остается признать, что для награждений употреблялись серебряные денги Грозного и Федора Ивановича, взятые из обращения, хотя, казалось бы, помещенное на знаке пожалования имя не могло не иметь значения.

В Эрмитаже имеются позолоченная денга Грозного с царским титулом, не проколотая, одна позолоченная и проколотая копейка московского чекана со знаком 1ВА, по одной копейке Годунова и Шуйского. Привлекают внимание три однотипных позолоченных и проколотых копейки Владислава и его же одна золотая копейка. Если допустимо предположение, что в качестве наград могли использоваться серебряные денги прежних законных государей, то использование в таких целях копеек Владислава кем-либо, кроме выпускавшего их боярского правительства, представляется очень сомнительным.

Поскольку в золочение могли отдавать не обязательно новые, только что отчеканенные монеты, для нас не может иметь большого значения знак денежного двора на жалованных серебряных копейках (денги чеканились только в Москве). Впрочем, все эрмитажные экземпляры наших копеек только московские.

Михаил Федорович. Московский денежный двор, наградная копейка, золото. Вес 0,65 г.

Следует отметить, что, встречая позолоченные и проколотые копейки, мы не можем сохранить полную уверенность, что перед нами всегда монеты, действительно служившие наградными знаками. Те или иные из них могли быть позолочены и как народные украшения.

Но с гораздо большей уверенностью мы можем подходить к серебряным монетовидным знакам государственной чеканки, когда они имеют необычно тяжелый вес, хотя в рассмотренных выше документах упоминаются только копейки и денги. Питая полную уверенность, что дошедшие до нас подобные тяжелые знаки (как правило, проколотые и позолоченные) монетами быть не могли, мы имеем все основания рассматривать появление их в конце XVI в. как попытку создать наградные знаки низших достоинств более импозантного вида, чем копейки. Если в начале XVII в. даже в чеканке золотых знаков наблюдается сохранение веса и размера старой копейки, то тем более понятными делаются поиски Московского правительства в области чеканки серебряных наградных знаков XVII в., когда копейка постепенно превратилась в крохотную пленочку металла.

Старейшим свидетельством поисков подобного рода являются очень редкие кружки, отчеканенные из серебра штемпелями одного из угорских Федора Ивановича (с всадником). Экземпляр Эрмитажа имеет вес 2,3 г . Выше упоминался чеканенный псковским штемпелем позолоченный и проколотый «алтын» Годунова, точно соответствующий весу трех копеек — 2,05 г. Две проколотые и позолоченные проволочные «монеты» Шуйского, тоже псковской чеканки, имеют приблизительно полуторный вес копейки 1,02 и 0,91 г.

Наряду с чеканкой в обычной технике (на плющеной проволоке) среди «алтынов», как принято называть эти «монеты» в собирательской среде, встречаются и круглые обрезные знаки. Московским копеечным штемпелем Михаила Федоровича отчеканен позолоченный и проколотый обрезной знак весом в 2,32 г, который соответствует примерно пяти копейкам. Имеются пять проколотых и сохранивших следы позолоты очень тонких и потому довольно широких вырезных кружков, чеканенных таким же штемпелем Михаила в весе старой копейки от 61 до 70 г, вместо 0,47 г. Известны и редкие проволочные копейки Михаила этого же веса.

От времени Алексея Михайловича в коллекции Эрмитажа имеются чеканенные только московскими копеечными штемпелями проколотые и позолоченные проволочные знаки весом в 0,65 г (полторы копейки = 3 денги), 1,02 г (приблизительно двойной вес копейки), 1,56 г (два экземпляра, несколько тяжелее алтына). Один из них чеканен на вырезном кружке; таков же самый тяжелый, соответствующий по весу примерно 4 копейкам (1,75 г). Столь же неопределенный вес имеют три знака московской чеканки (других денежных дворов уже не было) времени Федора Алексеевича.

Таким образом, можно думать, что в связи с уменьшением веса копейки примерно уже с середины XVII в. наградные серебряные знаки все более порывают метрологическую связь с монетами и подыскивается новый вид почетного знака низшего достоинства.

Редкость русских золотых и большой интерес к ним среди собирателей имели следствием появление на рынке большого числа антикварных подделок. Большинство их легко распознается по слишком правильной форме кружков и по неумению овладеть стилем изображений и передать характер надписей. Некоторые из них изготовлялись в конце XVIII в. Петербургским монетным двором. В 40-х годах XIX в. их штемпели вместе с подобными им другими новыми штемпелями были уничтожены по ходатайству Археолого-нумизматического общества. Отдельные экземпляры поддельных золотых, вероятно позднейшей работы, выполнены со знанием дела и способны вводить в заблуждение. В Эрмитаже и в Историческом музее имеются небольшие собрания таких подделок.

.



И.Г. Спасский «Золотые» - воинские награды в допетровской Руси. Труды ГЭ, 1961 г.