Награждения золотыми в 15 - 16 вв.

Из работы И.Г. Спасского «Золотые» - воинские награды допетровской Руси.

Иван III. 1469 г. первое известное награждение.

В Эрмитаже хранится старейший угорский «московского дела» — уникальный золотой Ивана III. Он повторяет тип угорского XV в. настолько, что на нем сохранены даже герб Венгрии и изображение св. Владислава, и только русские надписи — имена князя и наследника отличают его. Даты на нем нет, но подобные золотые, вероятно, уже чеканились в 80-х годах XV в., так как известно, что в 1484 г. Иван III посылал в Валахию задержавшимся там по дороге в Москву двум фряжским мастерам «поминок» по золотому московскому. В документе поясняется, что золотые предназначались «на протор» и, следовательно, посылка в данном случае имела более практический, чем почетный характер. Но основное назначение русских золотых было иным, и в позднейших документах мы встречаемся с ними только как с почетными знаками.

Именно ко времени Ивана III восходит первый известный нам случай почетного княжеского пожалования «золотыми» за ратные подвиги. Возможно даже, что чеканка золотых по типу угорского была уже вторичным явлением, пришедшим вслед за чеканкой золотой денги. В привычной русским мастерам технике (чеканка на расплющенном обрезочке проволоки), повторявшей тип, вес и размер русской ходячей серебряной монеты, гораздо естественнее было начать производство русских золотых, делая из одного угорского несколько денег. Затем уже и сами угорские и другие более крупные золотые западные монеты вызвали вполне понятное в обстановке религиозной нетерпимости и недоверия к «фряжскому» искусству желание поставить производство подобных им русских знаков, несущих на себе имя князя и отечественные эмблемы.

Частное применение золотые имели также в обряде княжеских, а потом царских венчаний. В определенный момент церемонии специально назначенные лица осыпали князя золотом и бросали монеты народу. Своего рода пожалованием были посылки от князей и царей золотых к особо чтимым иконам в качестве привесок.

В 1469 г. ходившая на Казань Устюжская судовая рать пробилась, преодолев все препятствия, к Нижнему, и оттуда «бить челом посылали великому князю, чтоб пожаловал, и князь великий послал двожды по денге золотой, они обе денги попу Ивану, кой с ними под Казанью был, отдали, а велели бога молити о государе и всем его воинстве». Если бы не упоминание о попе Иване, можно было бы предположить, что текст летописи подвергся искажению. Принимая во внимание постоянно массовый характер подобных пожалований впоследствии, награждение целой рати одной денгой кажется странным, но сообщение это особенно важно не только потому, что оно первое для нас, но и потому, что уже в нем идет речь о жалованье целой рати, хотя бы оно состояло всего из одной денги. Именно таким остается основное содержание жалованья в течение нескольких веков.

Василий III. 1514 год.

Сохранились сведения о раздаче жалованых золотых Василием III в Смоленске в 1514 г. присягнувшим ему смолянам. Позже, когда смоленские князья и паны изменили, воевода князь Шуйский на виду у призванного ими войска Константина Острожского перевешал изменников на стенах города: кто чем был пожалован, воевода «того с тем и повесил».

Иван Грозный. Награждения 1551 – 1582 гг.

Ко времени Грозного относится целый ряд сообщений о наградах войску; они свидетельствуют, что своеобразный русский институт ратных пожалований в это время был вполне сложившимся и традиционным. В 1551 г. было послано для раздачи войску большое число золотых к Шигалею и его воеводам по окончании постройки Свияжской крепости. Такие же посылки имели место в 1558 г. к Д. Вишневецкому с дьяком Ржевским за поход на крымцев, в 1559 г. окольничему Д. Адашеву за поход со стрельцами и украинскими казаками по Днепру в Крым. Тогда же были посланы золотые в Коломну к воеводам И. П. Федорову, В. А. Бутурлину и В. М. Троекурову за отражение набега крымцев. В 1560 г. была посылка в Казань к воеводе И. Ф. Мстиславскому, его помощникам и «тем татарам, которые прямо служат».

Многочисленные награждения за Ливонскую войну открываются посылкой золотых для участников взятия Алыста-Мариенбурга в 1560 г.

Большое число награждений известно от 1564 г. Князь В. Прозоровский и Ф. Третьяков донесли о приходе отряда П. Сапеги под Чернигов: «...они литовских людей от города отбили и многих... побили и знамя сапегино взяли. И послан к ним с золотыми и с речью Яков Шетнев, а послано с ним по золотому». А. Басманов и его сын Федор сообщили из Рязани об успешных действиях против крымских татар; «с речью и с золотыми» был послан к ним князь П. Хворостинин. Псковские воеводы сообщили, что Василий Бутурлин совершил успешный поход «в литовские места», привел языков и полон; «с золотыми послан» к нему Н. М. Бутурлин, следовательно, не для одного Василия Бутурлина, но и для других участников похода.

В статьях А. В. Орешникова и О. А. Яковлевой рассматриваются личные боевые награды Грозного и царевича Ивана как участников первого ливонского похода — золотая цепь первого и золотой второго, переданные ими к иконе в новгородский Знаменский собор. Сами награды не сохранились и известны только по уцелевшим пластинкам с соответствующими надписями. Весьма вероятно, что «цепь» состояла из цепи и висящего на ней золотого. А. В. Орешниковым приведена запись из «Разрядной книги» об одном награждении в 1577 г. во время второго Ливонского похода: «...и государь за ту службу Богдана Вельского пожаловал золотой португалской да чепь золоту, а Деменши Черемисинову золотой угорский, а дворянам государевым по золотой ноугородке, а иным по московке золотой, а иным по золоченой, а з золотыми приезжал Фома Афанасьевич Бутурлин».

Н. М. Карамзиным отмечены два пожалования в 1580 г.: золотые были посланы за защиту Смоленска Д. Ногтеву и Ф. Масальскому и за успешный поход под Оршу, Шклов и Могилев ржевским воеводам. В 1582 г. посылаются золотые Д. Хворостинину и другим воеводам за поражение шведов у села Лялицы за Невой.

Особый характер имело государево жалованье за «полонное терпение» вернувшимся на родину в 1552 г. после многолетнего плена боярину князю М. Булгакову — золотой и сыну боярскому Селеховскому—денга золотая.

Для понимания природы старинных наград важны отраженные в Разрядах местнические дела о золотых. В 1562 г. «писал к царю и великому князю Замятия Сабуров, пожаловал бы государь за службу; прислал к боярину князю Димитрию Хилкову золотой, а ему (Сабурову) да Володимеру Карпову двум золотой (т. е. по 1/2 золотого), и ему князя Дмитрия меньше быти невместно...» Карпов тоже был недоволен: «...а Володимер Карпов полузолотого не взял, а писал... что б его государь пожаловал, прислал ему золотой, а написано наперед Замятие Сабурову, и ему в меньших быти не мочно... И царь... к Володимеру Карпову писал: то он чинит не гораздо, дати ему меньше Замятии пригоже и ползолотого ему у Замятии государь велел взяти».

Федор Иванович.

Для правящей верхушки Московского государства воспитанное вековой традицией представление о специфическом почетном значении золотых нашло масштаб в их величине и весе. Конфликт, возникший между царем Федором и английской королевой Елизаветой показывает, что и царь находился во власти таких представлений.

Существо дела видно из письма Б. Ф. Годунова к королеве: «...посол твой (Д. Флетчер ) привез от тебя от государыни ко государю нашему,... поминки золотые и в полы золотой и в четверть золотого и в денгу золотого, и такие поминки меж вас, великих государей, преж сего не бывали, и государь наш... тех поминок имать не велел...»

Федор Иоаннович (1584-1598 гг.) Жалованный алтын без обозначения года. Серебро, 1,99 гр. По мнению А.С. Мельниковой, штемпеля данного угорского были исполнены резчиком Московского денежного двора не ранее 1596 г.

Вернее всего, что королева посылала в качестве маленького знака внимания набор своих довольно изящных золотых монет, от соверена до четверти энжеля, присоединив к ним, быть может, и миниатюрную свою портретную медаль, какие тогда были в моде (именно такая медаль может подойти по весу к денге). Отказ царя принять поминок вызвал полную взаимных обид трехлетнюю переписку, в которой обе стороны не в силах были понять друг друга, так как совсем по-разному смотрели на один и тот же предмет.

В августе 1590 г. королева писала Федору: «Из государской нашей любви и приязни к вам, наш любезный брат, мы повелели послать к Вашему высочеству прелестный подарок ... Теперь когда мы уразумели желания вашего величества, мы сознаем, что подарок этот был не удовлетворителен; однако же он не был до такой степени ничтожен, чтобы и менее ценные подарки не пересылались между государями. Если бы вы когда либо прислали нашему высочеству подарок ценою в десять раз дешевле, и не хуже нашего отделанный, наше государское величество приняли бы его не из за самой вещи, но из уважения к превосходству того, кем она подарена...»

Но все было напрасно, и в июле 1591 г. Федор продолжал свое: «относительно подарков, привезенных твоим посланником, они были не таковы, какие следовали, и мы с нашей стороны когда будем отправлять своего посланника, также уменьшим наши подарки...»

В 1591 г., вскоре после набега крымцев, в Серпухов приехал с золотыми стольник И. П. Юрьев «да подал князю Мстиславскому, да конюшему боярину и дворовому воеводе Б. Ф. Годунову государево жалованье золотые португанские, а иным бояром и воеводом и окольничим и всей рати в два золотых корабельных, а иным корабельные, а иным в полтора угорских, а иным угорские по росписи». Поскольку корабельный здесь больше, чем полтора угорских, значит имеется в виду розенобль, и метрологически раздача монет может выглядеть примерно следующим образом: португалы по 10 угорских, т. е. по 34 г; двойные корабельные по 15 г; корабельные по 7,5 г, полтора угорских по 5,2 г; угорский 3,4 г. Золотые этой раздачи образуют довольно сложную систему, однако можно думать, что перечислены не все виды наград и не названы золотые, посланные для простых ратников.

Не следует принимать на веру иностранные названия наград; однако о золотом Ф. И. Мстиславского известно, что это, действительно, была португальская монета.

Несколько раньше золотой был послан царем Федором Ивановичем думному дворянину М. Безнину, отряд которого нанес поражение крымцам на Оке.

Ко времени Федора Ивановича относится запись Флетчера о русских воинских наградах, особенно важная в том отношении, что в ней говорится о ношении награжденными почетных знаков на одежде. «Тому, кто отличится храбростью перед другими, или окажет какую-либо особенную услугу, царь посылает золотой с изображением св. Георгия на коне, который носят на рукавах или шапке, и это почитается самою большою почестью, какую только можно получить за какую бы то ни было услугу».

Судя по описанию, Флетчер имеет в виду золотые новгородки, так как только на них находилось изображение царя-всадника с копьем, которое англичанину легко было принять за изображение св. Георгия. На червонцах Федора Ивановича, в отличие от чеканки других государей, помещалось также изображение царя на коне, но без копья и со скипетром в руке; всадник, изображенный на московках, имеет в руке саблю.

Борис Годунов.

Царь Борис Годунов за бой с войсками Лжедимитрия близ Добрыничей 21 января 1605 г. посылал с золотыми князя Д. И. Мезецкого; воевода В. Морозов золотого не взял, считая себя обиженным по сравнению с другими.

Нарушая несколько хронологическую последовательность, упомянем здесь неудавшееся награждение царем В. Шуйским в 1606 г. отряда боярина Воротынского, действовавшего против И. Болотникова близ Ельца: посланный с золотыми встретил победителя и его войска в паническом бегстве.

Информация от партнеров сайта: С увеличением числа нумизматов большую популярность получили альбомы для монет России, как памятных выпусков, так и регулярного чекана. Сегодня любой, даже начинающий нумизмат может купить для себя такой альбом. В чем же их преимущество - кроме того, что вы получаете специальный планшет под каждую серию, каждый год выпуска, страницы обычно красочно оформлены и имеют описания выставленных на них монет, что очень удобно и познавательно.

.



И.Г. Спасский «Золотые» - воинские награды в допетровской Руси. Труды ГЭ, 1961 г.