==

==

Новости культуры

Орден Святого апостола Андрея Первозванного

Орден посвященный Святому апостолу Андрею Первозванному высшая награда как дореволюционной, императорской России, так современной Российской Федерации. Награждение этим орденом означает высочайшее признание заслуг кавалера перед российским народом и государством.

Учреждение ордена Святого апостола Андрея Первозванного:

Основателем орденской системы России был царь Петр Алексеевич. Можно предположить, что он слышал об европейских орденах от своих учителей Патрика Гордона и Франца Лефорта. Очевидно, что непосредственное знакомство с европейскими орденами у него произошло во время Великого посольства в 1697-1698 годах и особенно при посещении Англии в 1698 году. Гюйссен в своих записках рассказывал о том, как Петр осматривал замок и капеллу Виндзорского дворца, где «кавалеры ордена Подвязки принимают посвящение в день св. Георгия»; царь осведомлялся здесь о статуте английских орденов Св. Георгия и Св. Андрея, о традициях этих орденов и т. п. Английский король Вильгельм просил Петра «оказать ордену Подвязки великую честь — вступить в его состав, но царь... отклонил это предложение»; отказ Петра часто объясняют тем, что он «намеревался создать у себя подобный же». Но можно к этому добавить и предположение, что его отказ был связан с тем, что у него уже была наградная практика, которую легко было обратить в организацию, обставив его соответствующими узаконениями и формальностями.

Орден Святого апостола Андрея Первозванного, лицевая сторона

Орден посвященный Святому апостолу Андрею Первозванному

Первым среди русских орденов был учреждён орден Святого Апостола Андрея Первозванного. Выбор этого святого в качестве патрона, вероятно, связан не столько с летописным известием о путешествии этого апостола по землям, где впоследствии образовалось Русское государство, сколько с тем, что Петр I почитал его как своего патрона. До настоящего времени нет единого мнения среди ученых о дате учреждения Андреевского ордена. Дело в том, что первый статут ордена датируется лишь 1720 годом, и нет прямых свидетельств его учреждения. Косвенные данные позволяют предположить, что Андреевский орден был учрежден вскоре после успешного взятия Азова в 1696 г. П. Н. Крекшин писал в первой половине XVIII века: «1696 ... взятие тогда всего Азова было ... и от того времени произошли в России чины кавалеров первого ордена Святого Апостола Андрея Первозванного и прочие генералитеты». С этим замечанием корреспондируется и запись в приходно-расходных книгах Великого посольства о том, что перед отъездом второго посла Ф. А. Головина (первым был Ф. Лефорт) в Англию было «...заплачено золотого дела мастеру Юрью Нордерману...», который выполнял ювелирные работы для посольства, «...за кавалерский золотой крест, который делан второму великому и полномочному послу, за золото и за работу 101 ефимок 14 алтынов 2 деньги.».

Мнение большинства исследователей разделилось между двумя датами: 1698 и 1699 гг.. Сторонниками первой даты были С. Байер; биографы Петра I Ф. О. Туманский И. И. Голиков, А. Иванчиков, Е. Е. Замысловский и И. И. Петров, ссылавшиеся на Полный свод законов Российской Империи, В. Квадри и К. Конаржевский и многие современные исследователи: Н. Н. Гладков, С. С. Левин и другие. Вторая дата — 1699 основывается на записках секретаря Цесарского посольства И. Корба: «20 [марта 1699 г. Г. В.] ... Его царское величество учредил кавалерский орден св. апостола Андрея. Кавалеры будут носить крест такого вида как обыкновенно изображают св. Андрея, называемый иначе бургундским; надпись на лицевой стороне: "Св. апостол Андрей.» на оборотной «Петр Алексеевич, обладатель и самодержец российский", поперек имя царевича: "Алексей Петрович". Этот орден установлен как знак отличия для тех, которые во время турецкого похода прославили себя храбрыми подвигами. Его царское величество пожаловал боярина Головина первым кавалером этого ордена и дал ему оный. Боярин сегодня же вечером показывал этот орден императорскому посланнику и рассказал ему содержание устава». Эту дату приняли такие авторы, как Д. Н. Бантыш-Каменский, Г. Шуровский, Е. С. Молло, А. Кузнецов, И. Непеин и другие. И. Г. Спасский писал осторожней: «орден Андрея Первозванного появился в 1698 или 1699 г.». Также осторожно писали о дате появления ордена В. А. Дуров, И. В. Всеволодов, Г. А. Мураев, К. Е. Халин.

Первый орден в истории России стал и самым старшим в орденской системе, он оставался высшим знаком отличия до 1917 года. Практика награждения первых кавалеров, видимо, дает основание говорить, что орден возник именно как наградной знак, в основном продолживший практику допетровских государевых пожаловании «золотыми» и имевший в качестве образцов формы многочисленных знаков западных орденов. О характере ордена Святого Андрея Первозванного говорит и статут 1720 г.: «...следуя примеру вышепомянутого Царя Константина и других Самодержавных Государей... побуждены были учредить Кавалерский Орден в воздаяние и награждение одним за верность, храбрость и разные Нам и Отечеству оказанные заслуги, а другим для ободрения ко всяким благородным и геройским добродетелям: ибо ничто столько не поощряет и не воспламеняет человеческого любочестия и славолюбия, как явственные знаки и видимое за добродетель воздаяние» По мнению И. Г. Спасского, «наградное значение ордена звучит и в избранном для него девизе За веру и верность» В статуте слово «орден» употребляется в двойном смысле: как знак, т. е. предмет, которым награждают, и как организация.

Знаки ордена Св. апостола Андрея Первозванного

Орден состоял из одной степени. К сожалению, подлинные знаки конца XVII — начала XVIII века нам не известны. И. Г. Спасский высказывал предположение, что «тип, закрепленный законом 1797 г., сложился во второй половине XVIII в. Старинные знаки Ордена Святого Андрея Первозванного отличались в деталях; не существовало строгого установленного размера, и знак по-разному украшался алмазами, и в воле самого награжденного было украсить его дополнительно и другими камнями». Е. С. Молло полагал, что первоначальный их вид схож «с изображениями на знаменах и на офицерских наградах и... наложение Андреевского креста на Российского двуглавого орла явилось позже, ко времени написания вышеуказанного Статута (Статута ордена Андрея Первозванного 1720 г.). В дневнике датского посланника при дворе Петра I Юста Юля запись от 10 июня 1710 отмечает, что существует «...большая разница между принадлежащими различным лицам лентами, звездами и орлами»  Святого Андрея.

Знак ордена первоначально представлял собой Андреевский крест, т. е. косой, на котором, по легенде, был распят апостол Андрей, с тремя двуглавыми орлами и короной между концами креста. Именно такое изображение можно видеть на пробной полтине 1699 г., а также на полковом знамени Лейб - Гвардии Преображенского полка, ротных знаменах армейских полков и знаменных навершиях 1700 г.. Такое же изображение помещено под гербом адмирала Ф. А. Головина на гравированной Адрианом Шхонебеком в 1701 году карте восточной части Азовского моря. Отметим, что на знаменах Петровского времени, а также и на более поздних образцах 1727, 1728, 1730 годов, и на шейных офицерских знаках, и на государственных печатях до Николая I включительно орден часто изображали упрощенно, в виде одного Андреевского креста, хотя в это время Андреевский орден уже имел окончательную форму, наложенного на двуглавого орла. Видимо, во всех этих случаях Андреевский крест просто служит для обозначения знака ордена, используется как символ, почему и не требуется присутствие всех деталей.

Самое раннее упоминание нового образца ордена в виде двуглавого орла с Андреевским крестом на груди мы находим в письме А. Д. Меншикова адмиралу Ф. А. Головину, написанном между 4 и 7 марта 1706 года: «Изволь ваша милость приказать еще такую же кавалерию сделать, какую ныне ко мне изволил прислать, только алмазы положить в корону, также и кругом креста, а крылья и хвост у орла черные, как обычай натуральному, о чем пространнее донесет милости вашей деньщик ваш, а именно чтобы корона была убрана и в дуги вставить (положить) алмазы добрые, понеже та кавалерия будет у государя». Через два месяца орден для Петра I был уже готов, и 7 мая того же года А. Д. Меншиков писал из Киева Ф. А. Головину: «...Орден изволь ваша милость удержать у себя, пока с нами изволишь увидеться». Итак, в 1706 году были изготовлены два ордена Святого Андрея Первозванного для Петра I и А. Д. Меншикова, которые вместо трех орлов имели одного орла с наложенным на него крестом. Окончательный же переход к новому образцу, судя по письмам канцлера Г. И. Головкина дьяку Посольского приказа М. И. Ростодамову, произошел в 1709 году. В письме от 19 июля 1709 года Г. И. Головкин пишет: «Михайло Иванович. Посылается при сем рисунок ордена кавалерского. У номера 1 знаменует наружная сторона того всего креста, самый крест синего цвета, а изображение святого Андрея наподобие тела, корона с кольцом, за которое привязывать. И орлы золотые. № 2. Другая сторону оставить просто золотой, а литеры черные. Вели против того рисунка сделать таких семь, да семь же малых, каковы делал в нынешнем 1709-м году иноземец Вестфаль. Золотые червонные на дело тех крестов дать из Посольского приказа из тех, которые посланы с Воронежа с секретарем Степановым.

И из обоих из больших и из малых по одному вели сделать поскорее и пришли ко мне чрез почту какую наискорее возможно. И потом достальные сделав, такожде пришлю Это письмо приводит М. Ю. Гаршин в неопубликованном труде «Русские знаки отличия за храбрость, войны и походы». В следующем письме, написанном в августе того же года, говорится: «...Из кавалерийских крестов, о которых я к тебе прежде сего писал, чтобы вновь сделать семь больших да семь малых. Один из больших вели сделать немедленно и пришли ко мне на почте, где я буду обретатись, прочие кресты определенное число прикажи делать такожде с поспешением... ». И, наконец, в письме от 18 сентября читаем: «Р. S. Крестов кавалерийских большой руки по посланному от меня образцу делать не вели, а надобно вместо тех сделать семь таким образцом, как тот же Вестфаль делал зимою, с изображением орла двоеглавого. И наперед того деланы такие же про царское величество и про князя Александра Даниловича Меншикова, только б ныне те семь крестов сделаны были без алмазов, и один, сделав на образец, пришли сюда ко мне, а достальные до повторительного моего письма не делать. Только между тем вели малые шесть крестов делать по прежнему моему письму» . По приведенным документам можно представить следующую картину. До 1706 орден Святого Андрея Первозванного делали с тремя орлами, подобно тем, что изображены на пробной полтине 1699, на знаменах образца 1700 года, на навершии, гравюре Шхонебека 1701 года, в сочинении Рудольфи и на портретах Петра I. В начале 1706 для А. Д. Меншикова был сделан первый образец ордена в виде Андреевского креста, наложенного на двуглавого орла. По получении этого образца Меншиков отдает распоряжение, чтобы подобный, только богаче украшенный, был изготовлен и для Петра I. В 1709 г. мастер Вестфаль сделал знаки обоих образцов и, видимо, в это время окончательно устанавливается тип с одним орлом, сохранившийся в основном до 1917.

Напоминанием о первоначальном виде Андреевского ордена являются полковые знаки Лейб-Гвардии Преображенского полка, учрежденного в 1909 году, на обороте которого помещен орденский девиз «За веру и верность» и 11 пехотного Псковского полка, учрежденного 29 января 1911 года. Кроме знака, принадлежностями ордена Святого Андрея Первозванного являлись звезда, лента, цепь и орденское одеяние. Появились ли они одновременно с установлением ордена или позднее — трудно сказать. Однако на портрете Петра I из собрания Эрмитажа и гравированном портрете Петра I работы А. Шхонебека 1703-1705 годов знак ордена висит на шейной ленте: возможно, что прочие атрибуты появились позднее. О времени появления голубой ленты, которая носилась через правое плечо, мы не имеем никаких точных данных. На изобразительных памятниках она впервые встречается на миниатюрном портрете Петра I (тип Г. Кнеллера) из собрания Государственного Русского музея, который датируется 1700-ми годами, и на портрете графа Б. П. Шереметева 1710 года из музея в Кускове.

Возможно, чрезплечные ленты появились в одно время с орденскими звездами, самые ранние изображения которых мы находим на гравированном проекте оформления зала арсенала, датируемом 1707-1708 годами, и на упомянутом портрете Б. П. Шереметева. Звезды были восьмиконечные, шитые серебром, а в центре на золотом поле — серебряный Андреевский крест, над которым два ангела держат корону, и по кругу вышит орденский девиз. На некоторых звездах Петровского времени в девизе вместо русских букв встречаются латинские: часть из них изготовлялась в Париже. В 1730 году изменился цвет креста — он стал синим. 13 февраля 1800 года Капитул Российского Кавалерского ордена получил указ императора Павла I, в соответствии с которым в центральном медальоне стали изображать двуглавого орла. Девиз ордена — «За Веру и Верность» — по-прежнему был помещен на звезде вокруг центрального медальона.

Изображение цепи ордена мы встречаем на полтине 1699, на знаменах образца 1700 и более поздних, на государственных печатях. Но эти изображения достаточно условны и, возможно, лишь отвечают правилам помещения знака высшего ордена на цепи вокруг герба, что было заимствовано из европейской геральдики. В записках Юста Юля упоминаются только ленты, звезды и орлы. Так что, возможно, цепь была введена только по статуту 1720; во всяком случае первое известное нам изображение реальной орденской цепи появляется на портрете Петра I работы Каравакка 1723 г. Цепь состоит из трех видов чередующихся звеньев: двуглавых орлов, колец с буквой «П» и звезд с буквами орденского девиза. В связи с этим интересно указать на изображение цепи на знамени Лейб-гвардии Преображенского полка образца 1727 г. Она состоит лишь из 15 звезд с буквами орденского девиза на каждой. Мы сталкиваемся здесь, как и на ранних знаменах, монетах и печатях, с традиционным обозначением цепи ордена на гербе, без отработки всех деталей. Следующие небольшие изменения цепи произошли в 1730, 1742 и 1797 годах, после чего она сохранялась почти неизменной до 1917 г.

Видимо, и орденские одеяния, о которых чрезвычайно кратко сказано в статуте 1720 года, появились одновременно с цепью. Во всяком случае самое раннее упоминание о них мы находим в донесении английского посланника в России К. Рондо от 6 декабря 1731 года, где он описывает «празднование 30-го ноября, дня Св. Андрея Первозванного, патрона ордена, лет тридцать тому назад учрежденного Петром Великим. Ко двору съехалось множество знати и дворян. Все кавалеры ордена в первый раз явились в одежде и цветах, ордену присвоенных, что было очень красиво: верхнее платье их с узкими рукавами сшито из золотой материи; его украшают небольшие отвороты с рядом пуговиц до пояса, и только две складки с боков; жилет серебряной материи, панталоны такой же материи как верхнее платье, чулки белые шелковые, башмаки черного бархата с завязками из белых лент; перевязи для шпаг, надетые поверх платья, золотые, а эфесы или золотые, или по крайней мере прекрасно позолоченные; на шее повязаны небольшие, короткие галстуки, завязанные или застегнутые сзади; манжеты кружевные; плащи или мантии, очень длинные, далеко — приблизительно на ярд — спадающие на пол, зеленого бархата с полосками из серебряной материи. На левой стороне мантии звезда ордена. Мантия у воротника повязана на груди узлом из красивого золотого шнура, висящего спереди до колен, с концами, украшенными прекрасными золотыми кистями. На воротник мантии или плаща надета цепь ордена, составленная из русского герба, Андреевского креста и шифра Императрицы. На всех кавалерах были парики в буклях и небольшие шапочки черного бархата с тремя стоячими перьями: двумя белыми и одним красным». Такое же одеяние, с небольшими различиями в деталях описывает А. Иванчиков в «Кавалерском свитке». Оно было окончательно закреплено Установлением императора Павла I для российских орденов, утвержденным 5 апреля 1797 года.

Первоначально предполагалось, что кавалеров будет не более 24. Вспомним, что такое же количество кавалеров составляло орден Подвязки, с историей и практикой которого Пётр I знакомился во время своей поездки в Англию. В реальности при награждении Андреевским орденом это правило не соблюдалось. Всего за время существования ордена им было награждено более тысячи человек. Хотя официально орден состоял из одной степени, но на практике существовала как бы дополнительная, высшая степень. Она обозначалась тем, что кавалер ордена получал право на украшение знака и звезды бриллиантами (алмазами). Это право закреплялось специальным указом и отмечалось в послужном списке наряду с другими наградами. Сразу отметим, что это правило распространялось и на ордена Святого Александра Невского и Святой Анны I степени. В свои пышные наряды Андреевские кавалеры облачались в день, когда отмечался орденский праздник — в день Святого Апостола Андрея Первозванного 30 ноября. Орденской церковью считался собор Святого Андрея на Васильевском острове в Петербурге.

Воинские части, отличившиеся в том или ином сражении или в кампании, могли получить целый ряд наград. Среди них были и наградные знамена и штандарты. Они отличались от обычных — образца 1800 года тем, что под орлом нашивали голубую ленточку с вышитой золотом надписью. Первыми такие знамена получили полки, участвовавшие в Итальянском и Швейцарском походах по командованием А. В. Суворова, Таврический гренадерский — «За взятие знамени в сражении против французов в Голландии, под Бергеном 1799 г.», Московский гренадерский — «За взятие знамени у французов при Требии и Нови 1799 г.», Архангелогород-ский мушкетерский — «За взятие французского знамени на горах Альпийских», Смоленский мушкетерский — «За взятие французских знамен на горах Альпийских», Кабардинский мушкетерский — «За взятие у аварских войск знамени при р. Иоре, 7 ноября 1800 г.». 28 сентября 1807 года Лейб-гвардии Конному полку были пожалованы один белый и четыре зеленых штандарта особого образца «За отличие». Они отличались от штандартов образца 1803 года тем, что по периметру вместо ветвей были надписи «С нами Бог», а под орлом была нашита андреевская лента с надписью «За взятие знамя у французов при Аустерлице 20 ноября 1805 года». С начала XIX века Андреевская звезда становится символом российской Императорской гвардии. Ее изображение помещают на головных уборах и лядунках, патронных сумках и вальтрапах и чепраках. С 1838 года при введении орденских юбилейных лент для знамен и штандартов полков, имевших сто и более лет своей истории, голубые андреевские ленты жаловали только гвардейским полкам.

На портретах военачальников и сановников XVIII и первой половины XIX века можно часто видеть овальные портреты государей под императорской короной, в рамках, украшенных драгоценными камнями. Это своеобразные наградные знаки, так называемые «персоны». В некоторой степени они сохраняют архаичную форму средневековых пожалований, так как данный вид награды не был конституирован никакими статутами или правилами и их вручение зависело исключительно от желания монарха. При этом следует отметить, что это не был исключительно придворный вид награды. «Персоны» давали и за военные заслуги. Так, в собрании Государственного Исторического музея имеется «персона» с портретом Петра I, на обороте которой награвирована надпись «За храбрость». Известно, что за Полтавское сражение русским военачальникам наряду с орденом Святого Андрея Первозванного жаловали и «персоны». Начиная с Петровского времени, право ношения ордена Святого Андрея Первозванного имела императрица. Позднее императрица Екатерина II, учредившая ордена Святого Георгия и Святого Владимира, возложила на себя и знаки первых степеней этих орденов, т. е. чрезплечные ленты со знаками и звезды.