==

==

Новости культуры

.

Появление изображений Святого Георгия в российской геральдике

Особая судьба досталась образу святого Георгия Победоносца в русской геральдике и наградной системе. Начало государственной геральдики Руси следует относить ко времени формирования национального государства, когда личная эмблема государя становится эмблемой державы. После 1485 года великий князь московский именуется «государем Всея Руси». В конце XV века появляется первая печать великого князя Ивана III, которую уже с полным основанием можно назвать государственной. Это двусторонняя «кормчая» 1497 года, на лицевой стороне которой помещен всадник, поражающий копьем дракона, а на оборотной — двуглавый орел. Сюжет лицевой стороны этой печати вызывал у исследователей много споров о его происхождении и значении. Что это? Символизированный образ царя? Или святой Георгий, с изображением которого всадник — «ездец» — имеет иконографическое сходство?

Впрочем, «ездец», с некоторыми различиями, встречается на княжеских печатях уже с XIII века. На печати великого князя Александра Невского вырезан всадник с мечом, на печатях других князей — сокольник. Академик Н. П. Лихачев, имея в виду сокольника, писал: «Можно думать, что в данном случае примешивается символизация власти, знатности». Вооруженный всадник утверждается на печатях московских князей только в XIV—XV веках. Он пришел на смену патрональным изображениям византийских печатей. Так, на печатях князя Василия Дмитриевича 1389-1405 годов всадник вооружен копьем, на печати 1423 года он взмахивает мечом, на монетах этого периода изображены и сокольник, и мечник. И, наконец, на печати Ивана III 1497 года появляется всадник, поражающий копьем дракона. Изображение всадника на коне с мечом встречается на печатях и других удельных князей.

Таким образом, со времени правления князя Василия Дмитриевича изображение светского всадника с копьем или мечом, реже — сокольника, приобретает наследственный характер и может быть рассмотрено как геральдическая фигура. К сожалению, мы не имеем свидетельств, раскрывающих семантику всадника на печати Ивана III, что и дало пищу для споров о том, символизирует ли это изображение самого великого князя или является образом святого Георгия. Сторонники последнего мнения приводили в качестве аргумента факт установки скульптурного изображения святого Георгия Победоносца в 1464 году над воротами Спасской башни Московского Кремля. Однако эта скульптура, скорее всего, не имела геральдического смысла. Ее место над воротами определялось иной функцией — защитной, которую часто на подобном же месте выполняли иконы с образами Богоматери или Спаса Нерукотворного.

Нельзя забывать и того, что на Руси уже существовала традиция изображения князя на печатях в виде всадника с копьем или с мечом и сокольника. В связи с этим представляется ошибочным распространенное мнение, будто светский всадник на печатях — символическое изображение русского воина, защищающего родную землю от врагов. Скорее всего, это был образ именно князя, государя, и это мнение находит подтверждение в источниках XVI—XVII веков. Вероятнее всего, в основе формирования этой эмблемы лежала традиция, уходящая корнями в языческое общество, когда богов-хранителей часто изображали в виде всадников-воинов или охотников — по образу и подобию главы рода или племенного вождя. Однако при Иване III это традиционное изображение получило оформление, возможно под влиянием византийского образца, в виде всадника, поражающего копьем змия. В этой композиции змий символизировал обобщенный образ врагов Русской земли. «Ездец» на монетах появился в 1535 году в ходе осуществления денежной реформы. Летопись повествует: «При великом князе (всея Руси) Василье Ивановиче бысть знамя на денгах: князь великий на коне, а имея мечь в руце, а князь великий Иван Васильевич учини знамя на денгах: князь великий на коне, а имея копие в руце и оттоле прозваша денги копейныя». Смысл изображения на монетах оставался неизменным до начала XVIII столетия, когда в указе 1704 года о выпуске первых медных копеек говорилось, что на них будет «воображение великого государя на коне». С принятием Иваном IV царского титула в 1547 году, по всей вероятности, следует связывать появление на голове «ездца» короны. Обоснование этого акта содержалось в идее исторической древности права русских самодержцев на царский титул, которая с 1540-1550-х годов стала официальной доктриной.

На золотой булле 1562 года «ездец» впервые занимает место на груди двуглавого орла. Интерес представляет печать Лжедмитрия 1604 года. На ней орел впервые изображен с поднятыми крыльями, а «ездец» на груди орла вырезан по правилам геральдики, то есть повернут вправо. В течение всего XVII века понимание смысла «ездца» остается неизменным — это государь на коне. Лишь в официальном описании герба от 4 июня 1667 года, данном переводчику Посольского приказа при отправлении его к Бранденбургскому курфюрсту и к Курляндскому князю, говорится: «...Орел двоег-лавый есть герб державы... персях изображение наследника».

«Ездцом» называют всадника русского герба и в деловых бумагах. В описи Смоленска 1671 года при упоминании медных пищалей указывалось, что на них «вылит человек на коне с копьем, колет змия». Согласно «Титулярнику» (книге, содержавшей перечень титулов русских и иностранных царствующих лиц и государственных деятелей, а также описание их гербов и печатей), кормчая печать изображала «человека на коне с копьем, колет змия, около подпись Царскаго Величества именованье». В некоторых случаях изображенный на гербе всадник имел даже портретное сходство с государем. На гравированном титульном листе в Московской Библии 1663 года вокруг фигуры «ездца» в царском венце и с бородой помещены буквы: «В. Г. Ц. В. К. А. М. В. В. М. Б. Р. С», то есть «Великий государь, царь великий князь Алексей Михайлович Всея Великия, Малыя и Белыя России Самодержец».

На гербовом знамени 1666-1667 годов на грудном щитке орла помещен «ездец», в старинной описи Оружейной палаты об этом сказано: «В кругу изображен двуглавый орел, коронованный двумя коронами», а на груди у него «царь на коне колет копием змия». Следует отметить, что на всех вышеописанных памятниках «ездец» изображен повернутым влево, то есть геральдически неправильно (по правилам геральдики фигуры должны быть повернуты вправо). И лишь на печати 1625 года, приложенной к письму царя Михаила Федоровича патриарху Филарету, «ездец» в короне изображен геральдически верно. Все приведенные факты говорят о том, что восприятие «ездца» как изображения государя было признано официально. Русские дипломаты рассказывали о приеме в 1659 году у Тосканского герцога. На украшавших стол двуглавых орлах был изображен «Великий Государь наш на аргамаке» (аргамаками в старину называли породистых верховых лошадей). Г. К. Котошихин, подьячий Посольского приказа, писал, что посылаемые в Крым грамоты «печатают печатью, вырезано: царь на коне победил змия, около подпись царская... То есть самая истинная Московского княжения печать; она же вырезана и на самой большой печати, которою печатаетца во окрестные государства, в середи самого орла...». Еще раньше, в XVI веке, послы Ивана Грозного уверяли Александрийского патриарха, что всадник на печати есть русский царь. На вопрос патриарха: «На кони де благоверный Царь на сей печати?» — «Государь на коне», — отвечали послы. Павел Алеппский, сопровождавший Антиохийского патриарха во время путешествия в Россию в середине XVII века, отмечал, что царь Алексей Михайлович «выпустил новую монету... со своим изображением верхом на коне... когда же давали деньги с отчеканенным изображением цари, они (русские) целовали его, говоря: "сударь... это деньги нашего господина царя, лучше денег еретиков франков"». Дальше описывается «печать на золотых грамотах, клеймах, копейках и проч. — с одной стороны двуглавый орел, а с другой царь верхом на коне, под ногами которого что-то вроде дракона, коего он поражает копьем, как Св. Георгий», и красная сургучная печать, на которой «двуглавый орел и посредине его царь верхом». Отметим, что до начала XVIII века никто в России не воспринимал «ездца» как образ святого Георгия. Достаточно обратить внимание на то, что ни на одном изображении на печатях, монетах, в гербах всадник не имеет нимба! Не только в официальной трактовке, но и в сознании современников «ездец» воспринимался как образ государя.

Лишь иностранцы называли всадника русского герба святым Георгием. Это основывалось на иконографическом сходстве и на том, что в отличие от России в Европе было принято изображать святого Георгия без нимба. Именно в таком виде встречаются изображения этого святого на государственных регалиях и наградах разных стран, например на ордене Подвязки в Великобритании.

Итак, очевидно, что в допетровское время всадник русского герба символизировал государя, и лишь с 1710-х годов его стали называть святым Великомучеником и Победоносцем Георгием. С этого же времени образ святого Георгия, побеждающего дракона, стал гербом Москвы. Впервые всадника русского герба назвал святым Георгием Петр I в собственноручной записке, датированной 1710-ми годами. Многие исследователи пытались дать толкование происхождению цветов российского государственного флага. Но для точного вывода нет достаточных документальных свидетельств. Предположение, что основой для выбора цветов флага послужили цвета герба Москвы, то есть образа святого Георгия, а именно: белый — цвет коня и доспехов, синий — цвет плаща, красный — цвет фона, — одна из самых слабых версий. Этот набор цветов становится характерным для герба Москвы лишь в XIX веке. А на древнерусских иконах такое цветовое сочетание не всегда обязательно. Но главное, образ святого Георгия до XVIII века не был гербом Москвы и поэтому не мог передать свои цвета русскому флагу. С 1712 года полки Русской армии получили новые знамена, на которых помещали герб того города, чье имя носил полк. На знаменах Московских пехотного идрагунского полков было помещено изображение святого Георгия.

Дальнейшая история образа святого Георгия Победоносца в России тесно связана с орденом, носящим его имя.

Источник: Г.В. Вилинбахов «Награды России»