За победу над турками при Кинбурне

В августе (13 числа) началась вторая русско-турецкая война. Кинбурнская крепость, закрывавшая проход в Днепр, была выбрана турками как объект первого нападения. Обороной Кинбурна и всего Черноморского побережья от Херсона до Крыма руководил генерал А.В. Суворов. 1 октября 1787 г. турецкая эскадра произвела мощную бомбардировку крепости и высадила десант численностью до 5000 человек; им противостояло 4267 российских солдат. Разгорелся ожесточенный бой, неоднократно переходивший в рукопашные схватки. Туркам сильную поддержку оказывал флот, орудия которого вели огонь с близкого расстояния и, как писал Суворов, «особливо жестоко и почти на полувыстреле бомбами, ядрами, а паче картечами били». Атаки турок сменялись контратаками русских. Находясь все время в первых рядах сражающихся, Суворов был дважды ранен, но до конца руководил боем, личным примером воодушевляя войска. В один из моментов сражения несколько янычар набросились на Суворова, но его спас русский гренадер. В своей реляции (князю Потемкину) Суворов сообщал: «...я бился в передних рядах Шлиссельбургского полку: гранадер Степан Новиков, па которого уже сабля взнесена была в близости моей, обратился на своего противника, умертвил его штыком, другого, за ним следующего, застрелил и, бросясь на третьего - они побежали назад. Следуя храброму примеру Новикова, часть наших погнались за неприятелем на штыках». Получив подкрепление, Суворов «обновил третей раз сражение». Противник был разгромлен и почти полностью истреблен. Из всего турецкого десанта на свои корабли вернулось не более 500 человек.


Статс-секретарь императрицы А.В. Храповицкий записал в дневнике: «С удовольствием сказывали, что с 30-го сентября на 1-е октября отбиты турки от Кинбурна. Суворов два раза ранен и не хотел перевязываться до конца дела. Похвалена храбрость его. Турок побито более 4000». Императрица Екатерина II, получив 8 октября из Елисаветграда письма от князя Г.А. Потемкина, «из коих я усмотрела жаркое и отчаянное дело, от турков предпринятое при Кинбурне» - 16 октября отвечала ему: «Слава Богу, что оно обратилось так для нас благополучно усердием и храбростию Александра Васильевича Суворова и ему подчиненных войск... Важность сего дела в нынешнее время довольно понимательна... Всему войску в деле бывшим жалую по рублю на нижние чины и по два - на унтер-офицеры. Еще получишь несколько медалей на егорьевских лентах для рядовых, хваленых Суворовым».

Генерал-прокурор князь А.А. Вяземский 16 октября 1787 г. предписывал Монетному департаменту: «Ея Императорское Величество высочайше указать соизволила, зделать как можно скорее двадцать серебряных медалей с ушками по старому четырехугольному штемпелю, каковыя при мире солдатам роздаваемы были, но с тою только отменою, чтобы на реверсе поставить следующую надпись: «Кинбурнъ 1-го октября 1787». Требуемые медали были отчеканены на Монетном дворе. Однако затем форма медалей была изменена. Как говорилось в рапорте Монетного департамента от 23 октября: «...вы изволили приказать вместо сих четырехугольных медалей сделать вновь круглые величиною в рубль, наподобие тех, каковые сделаны были для Кагульской баталии с вышеупомянутым изображением, посему 20 таковых медалей также сделаны».

В рескрипте Потемкину от 18 октября 1787 г. говорилось: «восхотели МЫ сделать участникам Монаршей Нашей милости и тех из нижних чинов регулярного и нерегулярного войска, коих отменная храбрость генералом Суворовым замечена и вам донесена была; вследствие чего пожаловали МЫ им серебряные медали для ношения в петлице на желтой с черным ленте, каковых двадцать при сем посылаем, с тем, чтоб вы оныя заслуженнейшим роздать приказали; на всех же в деле оном находившимся нижних чинов повелеваем выдать из суммы на чрезвычайные расходы по армии определенной, ундер-офицерам по два рубля, а рядовым по рублю на человека». Получив медали, Потемкин 1 ноября приказал Суворову: «вручить, по вашему рассмотрению, нижним чинам, отличившимся храбростию препровождаемые здесь девятнадцать медалей с лентами и доставить ко мне для сведения именной список сих храбрых людей. Сверх же иных одною украшен уже солдат Новиков, здесь находящийся».

2 ноября Потемкин сообщал: «За исключением одной, девятнадцать медалей серебряных для нижних чинов, отличивших себя в сражении. Разделите по шести в пехоту, кавалерию и казакам; а одну дайте тому артиллеристу полковой артиллерии, который выстрелом подорвал шебеку. Я думаю, не худо б было призвать вам к себе по нескольку или спросить целые полки, кого солдаты удостоят между себя к получению медали». Таким образом, Потемкин предлагает, вопреки установившейся практике, выдавать медали наиболее отличившимся, причем право назвать достойных предоставляется самим солдатам. Это единственный случай раздачи медалей подобным образом в XVIII веке. При рапорте от 11 ноября Суворов сообщал список «получивших медали за отличность и мужество, оказанное при поражении неприятеля при Кинбурие» и подчеркивал, что «оные, того яко наидостойнейшие, их корпусами избраны единогласно». Таким образом, всего медалей за победу при Кинбурне было изготовлено и выдано награжденным 20 штук.

Медали, чеканенные подлинными штемпелями, очень редки и даже в крупнейших государственных собраниях хранятся только новоделы.