Победителю над пруссаками

В одном из крупнейших сражений Семилетней войны при деревне Кунесдорф русские войска под руководством генерал-аншефа П.С. Салтыкова 1 августа 1759 г. одержали решительную победу над прусской армией. Из 48 тысяч солдат и офицеров только на поле боя пруссаки потеряли 17000 убитыми и ранеными; было захвачено 172 орудия и 26 знамен. Король Фридрих II писал о сражении: «Наши потери очень значительны; от армии в 48000 человек у меня в эту минуту не остается и 3000. Все бежит, и у меня нет больше власти над войском. В Берлине хорошо сделают, если подумают о своей безопасности. Жестокое несчастие; я его не переживу. Последствия битвы будут хуже, чем сама битва: у меня нет больше никаких средств и, сказать правду, считаю все потерянным». Главнокомандующий граф П.С. Салтыков доносил императрице Елизавете Петровне, что «...ревность, искусство генералов и офицеров и мужество, храбрость, послушание и единодушие солдатства должны навсегда примером остаться» и что все русские солдаты и офицеры «в наижесточайшем огне так мужественно и неустрашимо поступали, как того от верно подданных и храбрых воинов ожидать можно». В память «славной и знаменитой победы, каковым в новейшие времена почти нет примеров», императрица повелела «сделать приличную сему происшествию медаль и раздать бывшим на той баталии солдатам».

Изображение из Интернет - каталога 30 аукциона фирмы "Монеты и медали".

Изображение взято из интернет каталога 6 -го аукциона фирмы "Знакъ".

Архивные документы позволяют уточнить сведения о количестве отчеканенных медалей. Так, Монетная канцелярия доносила Сенату, что, согласно указу от 26 августа 1760 г., «оные медали делать начаты того ж числа и делаются с крайним поспешением, токмо ближе двух месяцев доделаны быть не могут, понеже припайка ушков весьма медлительна к тому же и достальное к тому потребное серебро ближе месяца из разделения с золотом выйти не может». В феврале - апреле 1761 г. на Московском Монетном дворе из «Нерчинского серебра» было отчеканено 31000 (из них 1000 без ушек) медалей весом «противу рублевиков» и «в мешках за щетчиковыми печатми по закупорке в шести ящиках и по запечатании казенною Манетной канцелярии печатью сего апреля 26 числа в вышепредписанную учрежденную при дворе Ея Императорскаго Величества конференцию взнесены». Медали для раздачи награжденным были доставлены в Пруссию в походный комиссариат российской, а затем из комиссариата отправлены в дивизии, полки и команды.

В ноябре 1763 г. на Московском Монетном дворе по просьбе Военной коллегии было изготовлено еще 500 медалей, которые предназначались для выдачи отставным унтер-офицерам и рядовым. 30 декабря 1763 г. Военная коллегия доносила в Сенат, что в Московскую военную контору «являются от разных команд унтер-офицеры и рядовые, особливо гусарских полков разныя чины при оными с аттестатами и просят о награждении их за бытность на Пальцихской и Франкфортской батальи медалями, но в военной конторе оных за раздачею из оставленых ста, почти ничего не осталось», и просила отчеканить еще 300 штук. Указами от 26 февраля и 3 марта 1764 г. Сенат определил изготовить требуемые 300 штук и еще 874 - для солдат Черниговского полка10 (всего - 1174 медали). Но только в январе 1765 г. Монетный департамент доносил, что «во исполнение оных Правительствующего Сената указов означенное число 1174 медали с припаянными к ним ушками на Московском Монетном дворе (из серебра онаго Монетного двора) напечатаны» «и...отпущены в Москве в военную контору под росписку расходчика канцеляриста Дмитриева». В июле 1766 г. для донских казаков, бывших в сражении под командованием генерал-майора Краснощекова, отчеканено еще 3000 штук. После смерти награжденных медали возвращали в Военную коллегию, затем сдавали на Монетный двор на переплавку. Штемпеля резал медальер Тимофей Иванов.