.

Мир с Портою 10 июля 1774 г.

Победоносная русско-турецкая война 1768 - 1774 гг. закончилась подписанием (10 июля 1774 г.) Кючук-Кайнарджийского мирного договора. Самым убедительным аргументом в пользу прекращения боевых действий были успехи российских войск под командованием генерал-фельдмаршала графа П.А. Румянцева. Россия обеспечила себе свободный выход к Черному морю, получила крепости Кинбурн, Керчь, Еникале и др. Все участники боевых действий были щедро награждены Екатериной II: генералам, адмиралам и офицерам пожаловали ордена, крестьян и земли, а для солдат, участвовавших в войне с Турцией, была учреждена наградная медаль.


Как говорится в документах, «Похваляя весьма храбрыя деяния и неутомимые труды сухопутных и морских непобедимых войск Российских, столь много и различно прославившихся... в память той их службы повелеваем на все войска, кои против неприятеля в деле были роздать на каждого человека по медали». 27 августа 1774 г. генерал-прокурор князь А.А. Вяземский сообщал Монетному департаменту, что императрица «повелеть соизволила имеющиеся на Монетном дворе серебряные секретные медали переделать в другие медали с ушками по ныне сделанному четырехугольному штемпелю с портретом Ея Величества и на обороте венком с надписью: ПОБЪДИТЕЛЮ, при чем стараться, чтобы сии медали сколько возможно были тонкими». В мае - июне 1775 г. на Санкт-Петербургском Монетном дворе было изготовлено 90000 серебряных медалей, причем пять из них отпущены Г.А. Потемкину, а остальные 89995 штук хранились в Сенате.

10 июля 1775 г. Екатерина II писала Г.А. Потемкину: «жетоны и медали, кои солдатам раздать, пожалуй, прикажи скорее раздать, слышишь, голубчик». «По высочайшим» повелениям 13 июня (1775 г.) «для находившихся в Москве полков» из Сената было отпущено 6114, а остальные 83881 шт. 9 сентября переданы в Военную коллегию «для роздачи солдатам». Кроме 90000 в 1775 - 1776 гг. было отчеканено еще 8705 шт. для флота. Выдача медалей в память о войне с Турцией продолжалась на протяжении нескольких лет. Потемкин 8 мая 1777 г. просил генерал-прокурора изготовить еще 51160 медалей «для солдат, выбывающих в гарнизонные и другие команды», а 16 мая 1778 г. «ускорить их изготовление». Требуемые медали были отчеканены на Санкт-Петербургском Монетном дворе только в декабре 1778 г., а отправлены к Потемкину - в феврале 1779 г. Таким образом, всего в 1774 - 1778 гг. было отчеканено 149865 штук. Штемпеля резал медальер Самойла Юдин. После смерти награжденных медали возвращали в Военную коллегию, затем сдавали па переплавку; а казаки часто жертвовали свои награды церквам. На начало 1804 г. в Военной коллегии хранились «принятые из Комиссариатской экспедиции» 6083 медали. В июне того же года было «отослано в Монетный департамент» т.е. на переплавку. 5083 шт., а 1000 - «оставлены в коллегии». В 1852 г. из Военного министерства на Санкт-Петербургский Монетный двор были сданы 2 серебряные медали. Медали были очень популярны в свое время.

Из архивных документов нам известно об уникальном случае в истории российской медалистики - похищении медалей офицерами для обогащения. Так, в указе императрицы генерал кригс-комиссару М.С. Потемкину от 14 марта 1789 г. сообщалось: «Видав из доклада от Сената к Нам взнесенного, что отставной Прапорщик Енин назвав себя Тамбовскаго пехотного полку Подпоручиком Геиишевым по согласию с Комиссариатским писарем Щеголевым получил в октябре 1783 года 926 медалей на Тамбовский полк, и равным образом признался Подпоручик Диев в подложном вытребовании из Комиссариата 982 медалей на Ширванский пехотный полк». Екатерина II писала по этому поводу Г.А. Потемкину: «Из криминального дела, по которому с преступника снято дворянство по моей конфирмации, вышло, что бездельники выманили на Тамбовский и Ширванский полк из комиссариата медали и ленты, а потом медали перелили в слитки, а ленты сожгли; мне кажется, что подобное случиться не могло, буде бы полком медали инако не раздавались, как с генеральным аттестатом в комиссариат». 26 апреля 1789 г. Сенат слушал рапорт Главного кригс-комиссариата о том, что «писарь Щеголев за подговор Прапорщика Енина и Подпоручика Диева к требованию медалей с лентами из Комиссариата и сочинение фальшивых репортов... отослан под суд». Других подобных случаев не известно за всю историю существования российской наградной системы.