..

Медаль В память сожжения при Чесме турецкого флота

Во время русско-турецкой войны (1768 - 1774 гг.) в Средиземное море была отправлена военная эскадра (Архипелагская экспедиция) под общим командованием графа А.Г. Орлова. 24 июня в Хиосском проливе русские корабли по разработанному адмиралом Г.А. Спиридовым плану атаковали турецкий флот, стоявший у входа в Чесменскую бухту. Понеся потери, турецкая эскадра (состоявшая из 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и множества мелких судов) отошла в глубину бухты. На военном совете у А.Г. Орлова решено было атаковать противника. «Наше дело, - говорилось в приказе Орлова, - должно быть решительное, чтобы оный флот победить и разорить, не продолжая времени, без чего здесь, в архипелаге, не можем мы иметь к дальним победам свободные руки». В лунную тихую ночь с 25 на 26 июня отряд русских судов под командованием контр-адмирала ОК. Грейга вошел в Чесменскую бухту, после бомбардировки и атаки брандеров практически вся турецкая эскадра была уничтожена. Адмирал Спиридов писал вице-президенту Адмиралтейств-коллегий графу И.Г. Чернышеву: «Турецкий флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили и оставили на том месте престрашное позорище». Екатерина II была очень обрадована победой российского флота.



В собственноручном перечне событий турецкой войны она записала: «Одержана победа над турецким флотом в Архипелаге... под начальством графа Алексея Орлова... 24 июня 1770 г. Уничтожение турецкого флота в Чесменском порте. 16 военных кораблей, с фрегатами, галерами и другими судами, в количестве более ста, были сожжены русскими бомбардами и брандерами под начальством контр-адмирала Самуила Грейга по приказанию графа А. Орлова 26 июня 1770 г.» Императрица с радостью сообщает о морском сражении командующему первой армией генералу П.А. Румянцеву, а 14 сентября пишет Вольтеру: «Мой флот... под командою графа Алексея Орлова, разбив неприятельский флот, сжег его совершенно при порте Чесменском... Около ста кораблей превратились в прах; я не смею означить число мусульман, погибших при этом; насчитывают их до двадцати тысяч... Огонь был страшный с той и другой стороны в продолжение нескольких часов. Корабли подходили друг к другу так близко, что ружейный огонь смешивался с огнем из пушек... Граф Орлов сказывал мне, что на другой день после сожжения флота он увидел с ужасом, что вода очень небольшого Чесменского порта побагровела от крови, столько там погибло турок».

«За оказанную... важную Нам и Отечеству услугу победою и истреблением неприятельского флота» все участники сражения были щедро награждены императрицей, в частности, адмиралам и командирам судов выдали ордена Св. Георгия равных степеней. Рядовым и матросам, «находившимся на оном во время сего счастливого происшествия», были пожалованы серебряные медали. В составленной самой императрицей подлинной росписи наград за Чесму написано: «графу Алексею Орлову кавалерию Св. Георгия первого класса... графу Федору Орлову - второго класса... контр-адмиралу Грейгу - третьего класса Георгия, то же и князю Юрию Долгорукову. Всем командирам брандеров четвертый крест георгиевский, всем морским и сухопутным на судах, в действительной драке находившимся, медали на синей ленточке корабельным командирам же тех кораблей - Георгия четвертого класса». Об этом же говорится и в рескрипте Екатерины II, данном 22 сентября 1770 г. графу А.Г. Орлову: «...жалуем всем, при вас находившимся 24-го июня нижним чинам, как морским, так и сухопутным, по одной, нарочно на сей случай сделанной серебряной медали, кою им носить на голубой ленте в петлице». Раздача медалей продолжалась несколько лет до начала 80-х годов XVIII столетия. На Санкт-Петербургском Монетном дворе было отчеканено около 5000 серебряных медалей. Штемпеля резали: аверс - Тимофей Иванов, реверс - Самойла Юдин.